КАК НАУЧИТЬСЯ ИИСУСОВОЙ МОЛИТВЕ

Будем творить устную молитву, хотя вначале и рассеянную, питая надежду на получение благодатной молитвы. Да и как без устной можно надеяться на получение молитвы благодатной. Кто не сеял на своей ниве, не может ожидать жатвы, ибо устная, правильно творимая молитва — в чувствах покаяния — то же сеяние на доброй земле. В этом — залог сбора плодов в свое время, когда это будет Богу угодно.

Молитва — луч небесного мира, воссиявший благодатным светом во мраке души. Она наполняет нас и радостью великою, и вселяет надежду на вечную жизнь. Устная Иисусова молитва драгоценна и тем, что при краткости ее в любое время можно читать, чем бы мы ни занимались, исключая, греховное состояние. В самом имени Иисуса Христа молитва заключает Божественную всемогущую силу, и ее временами может почувствовать любой, даже слабый вершитель молитвы. Так пусть не смущаются те из нас, кто при этом занятии чувствует сухость, тяжесть, неохоту, испытывает прочие противные молитвенному состоянию чувства, такие, как, например, уныние и отчаяние.

Всякое дело, которое нам дано совершить, не может быть сразу выполнено безупречно. Немало надо приложить усилий, затратить времени, чтобы овладеть каким-либо ремеслом, искусством живописи, достичь высокой науки, — для этого приходится трудиться всю жизнь. Однако все наши усилия — попечение лишь о благах временных, ради которых, бывает и так, — не щадят даже самой жизни. Но если так тяжело постигаются земные науки, не тем ли труднее усваивается наука небесная — внутренняя ко Господу молитва! Всякий, вступивший на подвиг творения Иисусовой молитвы, хотя бы и не видя ее плода в продолжении долгих лет, пусть не смущается тем, что труд этот покажется суетным. Настанут блаженные времена тишины и отрады, когда ум вершителя молитвы солнце правды озарит лучами вечного света, и пусть он пребывает в терпеливом упражнении устною молитвою, не скучая и не тяготясь, хотя бы только языком и устами произнося Божественное имя Спасителя нашего. Если не достает внимания, усердия, теплоты сердечной, — смущаться не стоит. Такое состояние молящийся испытывает лишь поначалу, со временем станет легче, — только молитву не бросай, пребывай в смирении, терпеливо трудись и тогда непременно сможешь достичь блаженного состояния.

Упражнение Иисусовой молитвой, когда бы и как человек ни занимался ею, для души всегда спасительно и благодатно, и немощь, свойственная людям в силу их природы, исцеляется Господней благодатию. Поэтому не станем смущаться тем, что до поры не способны молиться чистым умом и горящим сердцем, и все же непременно должны — как можем, и сколько можем. Будем творить Иисусову молитву, хотя бы и множество помыслов одолевало нас или на сердце кипели страсти. Бог даст, это пройдет, изгонится из душ наших зло, вселятся в них Божия святыня, мир и любовь, — тогда и увидим мы свет вечной жизни. Не прав тот, кто учит приобретать поначалу добродетели, избавляться от страстей, очищать сердце и лишь тогда приступать к Иисусовой молитве. Но своими силами мы решительно не можем сделать ничего доброго; Священное Писание учит: … яко без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5). Только с помощью молитвы следует выполнять свои дела, — на любое из них следует молитвою испрашивать у Бога помощи. Следовательно, она должна быть прежде всех занятий, как говорит Апостол Павел: Молю убо, прежде всех творите молитвы (1 Тим. 2, 1). Итак, на всякое дело, предстоящее нам, должно идти с внутренней молитвою и, сотворив ее, — воздать благодарение щедрому Богу.

Если мы, не дай, Господи, проведем время жизни своей без молитвы, то по смерти постигнет нас великое зло. Св. Исихий Пресвитер говорит: «Не имея молитвы, не может душа пройти воздушные мытарства, но будет удержана и взята бесами, потому что нет у ней покрова молитвенной благодати». И вот наше усердное слово: всегда пребывать любви к Богу и ближним, в послушании и всячески смиряться, храня сердце чистым, особенно от блудных помыслов, ибо сказано: В злохудожну душу не внидет премудрость, ниже обитает в телеси, повиннем греху (Прем. 1, 4). Никого не осуждая, всем прощая, — да получишь прощение, и спасешься. Св. Иоанн Лествичник говорит: «…какие бы мы великие подвиги ни проходили, но если не имеем печального и болезненного сердца, то они суетны и неполезны». Не потому ли теперь нередко холодно и вяло идет духовное преуспевание, что в большинстве люди лишились Богу угодного спасительного осознания своей расстроенности грехом: из гордости меньшие господствуют над высшими, а наши духовные устремления погребены под слоем чувственной области жизни.

Каждый из нас, если со вниманием наблюдает за собою, может узреть свою духовную немощь, но пытается оправдать себя, а по причине этой немощи, духовной слепоты нет в нас истины, правды, искренности и, что прискорбнее всего, — не видит человек нужды в Божией помощи, не ищет ее, не просит, и она к нему не приходит: Сия помыслиша и прельстишася: ослепи бо их злоба их (Прем. 2, 21).

Укажем здесь на ту истину, что Иисус Христос, Сын Божий — Бог. Свт. Филарет Московский говорит: «Бог во Иисусе». Кто-то заметит: Иисус — имя человеческое; есть Иисус Навин, есть Иисус, сын Сирахов… Такое «умозаключение» следует отнести к еретическим; оно просто оскорбительно для христианского сердца. Иисус Христос есть Сам Бог. Негоже православному христианину приравнивать имя Иисуса-Бога к именам людским. Только Он и есть един наш Бог — ипостасное Лицо Святой Троицы. Молитвенно обращаясь к Иисусу Сладчайшему: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», неужели можно держать в сознании и другого Иисуса, а не только Божественного Иисуса Христа?! Просить «Иисусе Сладчайший, спаси меня» и умалять Божественное имя Иисус? И подумать-то страшно, чтобы кто-либо дерзнул сделать это с великим и преславным именем, которое со страхом и трепетом произносили святые. Узрите же, усомнившиеся в Божественности Иисуса, что возвестили по всему миру святые Апостолы, исполненные Святого Духа и Христовой Истиной озаренные: Иисус есть воистину Христос, Сын Божий, и всякий, веруя в Него, не погибнет, но узрит живот вечный (Ин. 3, 13).

Издание Свято-Введенской Оптиной пустыни. 1912 год